ВОЙНА ЗА ИКРУ.

(Речная мафия)

В России после нефтяного и спортивно-водочного кланов третье место прочно удерживает <рыбная мафия>. Между прочим, Александра Ивановича Лебедя отвел за ручку на подписание Хасавюртских договоренностей некто Хачилаев, более известный милиции в Махачкале и Москве как дагестанский <рыбный король>. Взрыв многоэтажного дома в Каспийске, в котором жили семьи российских пограничников, по одной из версий правоохранительных органов, могли совершить в отместку за перекрытие пограничниками контрабандных каналов черной икры. И то, что версия эта рассматривалась наряду с <чеченской>, говорит о многом.

Началось все ранней весной 1994 года. К министру МВД, прилетевшему по своим делам в Астрахань, чуть ли не в ножки бросился глава местной администрации: <Сделайте хоть что-нибудь! Ведь вычерпают все к черту>.

Губернатор имел в виду невиданный доселе размах браконьерства, и в первую очередь осетрового.

В 70-е и 80-е осетровых вылавливали по 25-28 тысяч тонн, икры производили до 1200 тонн в год, существенно пополняя госказну твердой валютой. Свыше 90 процентов черной икры на мировой рынок поступало из Союза.

Сейчас, между прочим, Иран продает на Запад икры больше, чем Казахстан, Туркмения, Азербайджан и Россия вместе взятые.

Неизвестно, эта ли перспектива нарисовалась министру, но 5 мая 1994 года в Астраханскую область, Дагестан и Калмыкию был переброшен Волгоградский полк МВД, задействованы Астраханская школа милиции, региональные ОМОНы и СОБРы, местные ГУВД. Началась первая в истории нашей страны войсковая операция по отлову браконьеров. О ней даже сняли фильм (в октябре его показали по НТВ в цикле <Криминальная Россия>).

С иностранными подданными, браконьерствовавшими в российских водах, федеральная погранслужба с грехом пополам разобралась - утомившись от приставаний наших пограничников, те просто делегировали свои функции российским <коллегам>, строго-настрого приказав пойманную рыбу не к себе домой везти, а сдавать в иностранных портах. В итоге милиции, не имеющей права выполнять свои прямые обязанности в чужом государстве, приходится воевать только с браконьером внутренним.

<Раз <Путина>, два <Путина> - рашен крейзи криминал машина...

<17 августа 1995 года госинспектора Енотаевской районной инспекции рыбохраны Рябов А.А. и Марков А.В. в районе села Копановка извлекали из воды запрещенное орудие лова режак. В момент извлечения орудия лова к госинспекторам на 3-х шлюпках подплыли 6 неизвестных лиц, которые в грубой форме потребовали от госинспекторов прекратить выборку режака из воды, в противном случае угрожали расправиться физически...

Видя угрозу жизни, госинспектор Марков А.В. был вынужден дать два предупредительных выстрела из табельного оружия...

Материалы по этому факту были направлены в Енотаевский РОВД с извещением районного прокурора и просьбой о проведении оперативно-розыскных мер по установлению личности неизвестных для привлечения их к ответственности. Пока установить личности неизвестных не удалось>.

А вот выдержка из другого документа:

<...26 октября 1995 года в г. Махачкала по ул. Калинина неизвестные лица из автоматического оружия обстреляли частную автомашину, в которой ехали инспектора Махачкалинской инспекции рыбохраны Магомедов и Омаров. В результате Магомедов М.А. от полученных ран скончался на месте, а Омаров М.М. получил тяжелые ранения и находится в больнице... Преступление не раскрыто. Следствие по делу ведет прокуратура РД (Республики Дагестан. С.Б.).

...9 августа 1995 года в 7 часов утра неизвестные лица совершили разбойное нападение на квартиру инспектора Морской оперативной инспекции Рабаданова>.

Есть документы и пострашнее...

Так называемые <неизвестные лица> во всех случаях неизвестны только персонально, а что это за публика и почему они избивают и убивают рыбинспекторов, известно всем.

В Чечне и Северной Осетии в 1995 году убыли в личном составе рыбинспекции не было - потому что <в Чеченской и Северо-Осетинской инспекциях в силу известных событий никакая работа не ведется>. А вот в Дагестане пока ведется. Местных браконьеров сдерживает 188 единиц табельного оружия, это пистолеты <ТТ> и <ПМ>. Вообще-то по документам их числится 236 штук, но в Дагестане в связи с гибелью инспекторов находятся в розыске девять пистолетов, а инспекторы Чеченской рыбохраны просто-напросто <уволились из органов рыбохраны, не сдав табельного оружия>, и <на неоднократные обращения в МВД Чеченской республики по принятию мер к розыску табельного оружия со стороны руководства МВД (Чечни. С.Б.) никаких ответов не поступило. В августе 1995 года для укомплектования передвижных групп Морской оперативной инспекции рыбохраны автоматическим оружием <Запкаспрыбводом> приобретено 5 единиц гладкоствольного оружия, в том числе: ИЖ-81 (винчестер с откидным прикладом) - 3 шт., <Сайга>-410С (гладкоствольный карабин) - 2 шт.>.

Мощный арсенал, ничего не скажешь!

Полицейские и воры.

Конечно, хорошо бы поставить возле каждой тони по автоматчику, а лучше по два, как это было во время операции <Путина-94>, и охранять рыбаков от самого настоящего грабежа. Ибо по заведенному порядку каждый вечер к тони подруливает катер с местными рэкетирами, которым надо дать <на котел>, то есть отдать за здорово живешь 15-20 отборных (пуда по полтора) осетров.

В отчете <Севкаспрыбвода> за 1995 год не упомянуто ни одного подобного случая, словно этого наглого вымогательства вообще не существует в природе. Но любопытно, что, по официальным данным, вылов рыбы во время операции <Путина> увеличился той весной процентов на тридцать. То есть если называть вещи своими именами, обычно две трети улова рыбаки сдают по назначению, треть - бандитам.

Но это уж дело не рыбинспекции, а ГУВД. Во время весенней и осенней путин приезжая милиция разгоняет местную шпану, грабящую рыбаков, но держать солдат или омоновцев возле каждой тони или зимовальной ямы круглый год, конечно, никто не будет. Как только операция <Путина> заканчивается, рэкетиры снова начинают сбор дани.

<...В Кизилюрте неизвестными лицами убит инспектор Морской оперативной инспекции К.

... 25 декабря 1995 года К. вышел из дома, а 30 декабря в канале Сулак - Махачкала обнаружен его труп с огнестрельными ранениями в голову и в грудь. Преступление не раскрыто. Следствие ведет прокуратура г. Кизилюрт РД>.

В отчете махачкалинского <Запкаспрыбвода> этот К. выглядел чуть ли не мучеником святого природоохранного дела, а в жизни был злостным браконьером, работал, что называется, по-крупному и погиб в результате мафиозной разборки.

Другой пример: <Сотрудниками ООПР МВД РД совместно с работниками Кизлярского РОВД в море на удалении 2 км от берега... задержано судно <ПТС 225-2>, принадлежащее АО <Каспрыба> рыбкомбината им. Володарского г. Астрахани, арендованное управлением <Запкаспрыбвод>, при занятии незаконным ловом рыбы осетровой породы... Госинспектор Брянской инспекции рыбохраны <Запкаспрыбвод> Насибов Насиб Гасанович, 1967 г. р., прикрывавший незаконный промысел рыбы, задержан по ст. 122 УПК РФ. Расследование проводит прокуратура>.

Рыбинспектора-вора по-человечески можно понять. Получает он 195 тысяч, то есть в несколько раз меньше работников спецподразделений милиции по охране рыбных запасов, занимающихся в отличие от рыбинспектора только одним - борьбой с посягательствами на рыбные запасы.

Преступление и наказание.

В 1995 году в астраханских краях поймали около тысячи браконьеров: 545 из них оштрафовали на общую сумму 17 270 700 рублей и еще вчинили им иски за нанесенный ущерб на 18 310 546 рублей, а 12 браконьеров привлекли к уголовной ответственности. Вот один из этой дюжины: <Житель города Ахтубинска Астраханской области Жабин А.П. 21 мая 1995 года на реке Ахтубе производил лов рыбы запрещенным способом переметом-перетягой и незаконно выловил 56 штук сельди-черноспинки весом 24 кг, причинив ущерб рыбным запасам на сумму 7 341 600 рублей. Ахтубинским районным судом правонарушитель приговорен к 3 годам лишения свободы. Ущерб взимается по исполнительному листу>.

По-моему, Жабину еще повезло, что не расстреляли. За полтора пуда селедки...

Похоже, у наших законодателей, не говоря уже о простых гражданах, вообще нет никакого представления о том, что же такое рыбное браконьерство и кто такие браконьеры.

Низовая вольница-96.

В ходе операции <Путина-96> было изъято 944 единицы огнестрельного оружия, 27 тысяч штук боеприпасов, 111 килограммов взрывчатых веществ и 89 килограммов наркотиков. Между прочим, никто не сдал оружия добровольно. Большинство стволов огрызалось и плевалось свинцом, прежде чем попало в руки бойцов СОБРа - спецотрядов быстрого реагирования МВД РФ.

В камышах и плавнях дельты Волги расселилось так называемое камышовое братство. Братва - как правило, бомжи и беглые преступники, которые, как повелось на Руси, бегут в низовья.

Живут они на островах - либо настоящих, либо, что чаще, рукодельных - плотах из автомобильных камер с настилом из досок. Живут, питаются и даже размножаются. Эта публика очень опасна - терять им нечего, да и дичает человек, если долго исповедует близость к природе в духе Жан-Жака Руссо.

Удивительно коротка память у нашего народа! Ведь мы уже это проходили. Я имею в виду низовые вольницы. В очередной раз разноплеменный сброд, в основном этнические русские, вытолкнутые на обочину жизни рыночными реформами, собираются в низовье Волги в вольную республику - явно просматривающийся зародыш нового <пореформенного> казачества, настоящего, безжалостного, жестокого, а не того, что в опереточных лампасах веселит прохожую публику на митингах.

Сейчас это пока аморфная масса, но стоит там появиться сильной личности - допустим, авторитетному мужику, прошедшему Афган или Чечню, или просто познавшему вкус крови, и тогда снова:

Ведь буквально на наших глазах то же самое, к чему идет дело в Астрахани сегодня, вчера произошло в Чечне. Туда тоже бежали замаранные кровью бандиты со всех городов и весей, там они стихийно организовывались в шайки, костяк которых в Чечне составляли этнические вайнахи, и грабили мирные поезда и автомобили. Они тоже, по сути, браконьерствовали, отлавливали <икряную рыбу> и вспарывали ее чемоданы и бумажники, а если рыба трепыхалась, то и глупое рыбье брюхо.

В Чечне двигатель уголовно-освободительной войны - нефть, в Астрахани - икра. Но нефть есть не только в Чечне, а вот осетры и икра - почти исключительно в Северном Каспии. Немного южнее осетр уже не тот, зернистую икру из него не достанешь, только паюсную. Но грабят и там, причем грабят с размахом почище астраханского.

Сумгаитские <барбароссы>

В Дагестане на 650 километрах побережья, по официальным сведениям МВД, действуют 500 браконьерских бригад, вооруженных не только орудиями лова рыбы. Там браконьерят в основном на море, и оружие требуется соответствующее. В Дагестане был сбит вертолет рыбинспекции - из охотничьего дробовика! Но это из разряда курьезов, которыми богата любая война. А на островах севернее Махачкалы десанты собровцев захватывали и гранатометы. На этих островах настоящая браконьерская республика наподобие пиратских гнезд на Тортуге времен капитана Блада.

Чуть южнее - вотчина ныне независимых азербайджанских браконьеров. Они ставят на транец своих баркасов по пять <Вихрей> или <Джонсонов> и делают до 25 узлов. Рев стоит такой, что жители на границе с Азербайджаном проверяют по нему часы: <Пора вставать, азербайджанцы на работу пошли...>

Азербайджанцы ходят на <работу> из Сумгаита и на траверзе Махачкалы в 20-30 милях от берега ставят <звездочки> - сети, расходящиеся лучами от центра. Каспийское море теперь ничейное - берите суверенитета, сколько сможете взять! Ну и взяли, чего не взять. Незалежные украинцы даже не утруждают себя постановкой сетей или переметов, гребут осетров из Азовского моря тралами вместе с донной грязью.

Но это к слову, вернемся к азербайджанскому браконьерству в как бы не принадлежащих нам водах и нашему собственному браконьерству в тех же как бы принадлежащих нам водах. Здесь порой разыгрываются свои Гангутские, Трафальгарские, Наваринские и прочие морские сражения. В том же, 1995 году собровцы взяли на абордаж 15 браконьерских кораблей. Не лодок, не катеров, а пароходов! Такого в истории России еще не было. Если так пойдет дальше, то вскоре на Каспии появятся собственные Нельсоны и Барбароссы. И маленькая война за икру плавно перерастет в большую.

Не верите? И правильно. В это трудно поверить. Но посмотрите статистику операций <Путина> за три последних года, а потом решайте сами, есть ли основания для подобного опасения.

Конфискованная икра: 1994 год - 5 тонн, 1995-й - 11 тонн, 1996-й - 8,3 тонны.

Разгромленные подпольные цеха по производству икры: 1994 год - 5, 1995-й - 19, 1996-й - 34.

Оружие: 1994 год - 142 <ствола>, 1995-й - 365, 1996-й - 944.

Задержанные преступники-рецидивисты, скрывавшиеся от ответственности за ранее совершенные преступления (то есть личный состав <противника>): 1994 год - 248 человек, 1995-й - 280, 1996-й - 623.

Как видите, икры по сравнению с прошлым, 1995 годом стало меньше, а подпольных цехов, <стволов> и вооруженных ими рецидивистов в 2-2,5 раза больше. Если так пойдет и дальше, то неминуема еще одна необъявленная гражданская война - на этот раз с браконьером. И дело даже не в том, что здесь крутятся огромные деньги, что сумма вырастает с каждым следующим годом почти вдвое. А в том, что нашему государству эта война экономически выгодна.

Считайте сами. Экономический эффект <Путины-96> составил 100 миллиардов рублей. Это около 20 миллионов долларов.

В 1995 году за рубеж Россия продала 40 тонн икры по цене от 250 до 450 долларов за килограмм, то есть выручила около 15 миллионов долларов. В 1996 году мы продали на экспорт еще меньше, потому что браконьерская конфискованная пригодна только для внутреннего рынка - ею отравиться можно (только за один рейд московской милиции на ярмарке <Измайловская> изъято около двух тысяч банок икры с плесенью).

Впрочем, ладно, пусть и в этом году экспортная икра принесет тоже 15 миллионов долларов. Но львиная доля из этих 15 <лимонов> попадет в карман хозяев частных внешнеторговых фирм и останется за границей, а 100 миллиардов рублей, или 20 миллионов долларов, честно заработанных милиционерами на браконьерах во время <Путины-96>, которую возглавлял генерал Борис Терещенко, попадут прямиком в госбюджет.

Ну вот и все! Приплыли... Какое же государство станет истреблять столь ценную промысловую дичь, как браконьеры. Ведь получается, что экономически выгоднее ловить их, а не рыбу! Бракашей охранять надо, регулировать численность поголовья, а если возникнет угроза их исчезновения - специально разводить браконьеров и выпускать в реки, а потом по весне и осени отлавливать бракаша нагулявшегося, с икрой, потрошить, а тушку выбрасывать за борт...

P.S. Кстати, так оно, скорее всего, завтра и будет. Ведь по новому УК РФ, который вступает в силу с этого года, статья 256 (<Незаконная добыча водных животных и растений>) предусматривает штраф в размере от 200 до 500 минимальных окладов, арест на срок от 4 до 6 месяцев или <срок> до двух лет.

їїїДвести минимальных окладов - это 15 миллионов рублей, то есть по нынешним ценам - 15 килограммов черной икры. Авось, рассуждает браконьер, успею наловить больше...

В части третьей той же, 256-й статьи за браконьерство, совершенное с использованием служебного положения либо группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, предусмотрен штраф от 500 до 700 минимальных окладов или два года зоны. Проще говоря, если не посадят, то капитан судна за семь тонн крабов отделается 50 миллионами рублей штрафа. Не потому ли японцы в 1995 году добыли крабов вдвое больше <общих допустимых уловов>? И не потому ли милиционеров всеми силами не пускают в море? Мол, пограничники и сами справятся. Они, может, и справились бы, если бы охраняли не российские, а, скажем, японские границы. Ведь наше браконьерское судно идет сдавать свой <левый> улов в Японию из нейтральных вод, и японские пограничники его не задерживают. По известной всему миру японской халатности, наверное...

Что же касается, скажем, вытеснения исподтишка российских рыбаков с традиционных мест промысла, передачи иностранным флотам приоритетных прав на промысел в экономической зоне России, дележки и продажи квот и лимитов, то это высшая математика браконьерства. Об этом надо рассказывать отдельно.

Russian LinkExchange Advertising Network
Russian LinkExchange Member

Copyright © 1997-1999 BRATVA Common Sites inc.
All rights reserved.